Multi-finance.ru

Обзор финансовых рынков
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Защита прав владельцев ценных бумаг

5. Защита прав собственников (держателей) ценных бумаг

5. Защита прав собственников (держателей) ценных бумаг

Собственники (держатели) ценных бумаг пользуются всеми средствами защиты прав, предусмотренными гражданским законодательством.

Собственник вправе предъявлять иски о возмещении вреда к лицам, которые своими незаконными действиями уничтожили ценную бумагу либо воспрепятствовали ее использованию, причем в виде общего правила здесь возможно предъявление требования о взыскании убытков в полном объеме. В случае незаконного получения тех благ, которые предоставляются держателям бумаг, даже при невиновности получателя блага, он обязан удовлетворить требование, вытекающее из неосновательного обогащения.

В отношениях же между лицами, связанными одной ценной бумагой (эмитент, индоссант, индоссат, авалист, акцептант, акционер, облигационер, коносаментодержатель и т. п.), защита прав заключается в требовании об осуществлении прав (исполнении обязанностей), вытекающих из каждого факта приобретения, передачи либо предъявления к исполнению ценной бумаги. При неисполнении подобного требования в его реальном содержании лицо, нарушившее то или иное обязательство (передать бумагу, выдать груз, выплатить деньги), может быть привлечено к ответственности в форме полного возмещения убытков, уплаты неустойки и т. п.

Формой защиты права служит и предъявление регрессных требований держателя неисполненной ценной бумаги к правопередатчику либо обеспечителю.

Защита права законного держателя ценной бумаги может сводиться к восстановлению права на ценную бумагу как материальный документ. Требования подобного рода принято называть вещноправовыми способами защиты права собственности путем восстановления возможности в полном объеме осуществлять правомочия собственника как такового. Это общеизвестные иски: о признании права собственности, виндикационный и негаторный.

Иск о признании права на ценную бумагу как таковой не требует включения дополнительного требования о передаче вещи, устранении препятствий к свободной возможности пользования и распоряжения ею. Сам факт признания вытекает либо из оспаривания права другим лицом, либо из стремления предотвратить возможные нарушения, связанные с недостаточной достоверностью фактов, подтверждающих право. Например, именная ценная бумага имеет расхождения с обозначением ее держателя в тексте бумаги и тексте документа, удостоверяющего личность. В бумаге – Аленко, а в документе, удостоверяющем личность, – Аленков. В Казахстане возможно расхождение между русской и казахской транскрипцией имени и т. п. Возможно признание на ценную бумагу не только права собственности, но и иного вещного права (залога, хранения, хозяйственного ведения, оперативного управления). Вполне возможным является иск об изъятии ценной бумаги собственником у незаконного владельца. Именно такой способ защиты права собственности на ордерную или предъявительскую ценную бумагу предусмотрен пунктом 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан.

Некоторыми заметными особенностями должны отличаться вещные иски о защите права собственности на бездокументарную оборотную запись.

Поскольку, как говорилось выше (раздел 2), мы полагаем, что правомочия такого собственника не охватывают владения, то к данным отношениям не может применяться виндикационный иск, все буквальное содержание которого направлено на защиту нарушенного права владения путем передачи веши от незаконного владельца невладеющему собственнику. В казахстанских судах были случаи предъявления и даже удовлетворения виндикационных исков при спорах о законности права собственности на бездокументарные ценные бумаги. Во всех подобных случаях было явное нарушение названия иска.

Что же касается другого иска, специально направленного на защиту нарушенного права собственности, – негаторного иска, то его применение в рассматриваемых отношениях вполне допустимо. Более того, он может послужить действенным средством устранения всяких ограничений со стороны третьих лиц в пользовании или распоряжении бездокументарными оборотными записями, например, устранения препятствий участию акционера в общем собрании.

Но наиболее важным в защите права собственности на рассматриваемые записи представляется предусмотренный статьей 259 ГК иск о признании права собственности. Подобный иск может быть предъявлен в споре между двумя лицами, претендующими на признание их собственниками записи (например, акционерами). Примерами исков о признании могут служить судебные требования об освобождении бездокументарных оборотных записей (по традиционной терминологии – бездокументарных ценных бумаг) от ареста. Если же возникают иные, связанные с этим, требования, например, о выплате дивидендов, о законности передачи записи другому лицу и т. п., то до их удовлетворения необходимо выяснить, кто из участников спора должен быть признан собственником акций, облигаций и пр. В такой ситуации требование о признании права в форме самостоятельного иска обычно не рассматривается, он соединяется с иском о защите права.

Читать еще:  Фиксинг на рынке ценных бумаг

Однако, поскольку речь идет о вещном иске как способе защиты передаваемого права собственности, мы должны определить юридические последствия действий лица, незаконно передающего другому лицу право собственности на бездокументарную оборотную запись. Здесь очевидна ситуация, сходная с той, какая возникает при виндикационном иске, предъявляемом к добросовестному приобретателю виндицируемого имущества. Согласно статье 261 ГК имущество всегда должно быть изъято у недобросовестного приобретателя, но если приобретатель добросовестный, то в иске может быть отказано. То есть добросовестный приобретатель может быть признан собственником, если имущество вышло из рук первоначального собственника по его воле (пункт 1 указанной статьи). Иначе говоря, непосредственный продавец имущества может оказаться не собственником, но получивший от него имущество добросовестный приобретатель может быть признан собственником. Здесь мы видим действующее уже тысячелетия исключение из общего правила – Nemo plus juris ad alium transferre potest, quam ipse habet – никто не может передать другому больше прав, чем сам имеет.

Опираясь на аналогию, в случаях спора о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись, суд должен признавать такое право за добросовестным приобретателем, даже если оно перешло к нему от лица, не имевшего права на такую передачу.

Вот пример из практики. При приватизации в 1996 г. предприятия, преобразованного для этой цели в акционерное общество, в договор купли-продажи акций фирме «Экспресс» было включено условие, что она до 2005 г. не будет продавать более 15 % этих акций. Однако покупатель в 1996 г. продал акции, превышающие этот предел, фирме «Прогресс» (названия фирм условные). Акции в бездокументарной форме в соответствии с правилами были зарегистрированы на приобретателя. Возник спор о законности их приобретения фирмой «Прогресс» и, следовательно, о возможности их изъятия у приобретателя. Спор, по существу, сводился к записи у регистратора о том, кто является их собственником. Полагаем, что, поскольку акции перешли из рук эмитента по его воле, а фирма «Прогресс» является их законным приобретателем, эта фирма и должна быть признана собственником. Что касается действий фирмы «Экспресс», то только она должна отвечать перед первоначальным продавцом акций.

Таким образом, при рассмотрении спора о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись следует учитывать выражение воли продавца на перевод права собственности на запись к ее покупателю и добросовестность конечного приобретателя записи.

При разрешении всех споров о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись, рассматриваемых как самостоятельно, так и в соединении с требованием о защите от нарушений, возникает проблема презумпции, аналогичная проблеме определения собственника в спорах о праве собственности на вещь. В последнем случае, как известно, собственником предполагается владелец.

Но выше уже говорилось, что в спорах о праве на запись нет владельца в строгом правовом понимании. Поэтому при спорах о признании права собственности на данный объект должна, по нашему мнению, применяться презумпция принадлежности права тому, кто зарегистрирован в надлежащем реестре в качестве фактического собственника. Ему в этой части не нужно ничего доказывать. Его же противнику, напротив, чтобы добиться признания права, на которое он претендует, нужно доказать, что регистрационная запись ошибочна либо совершена злоумышленно и т. п.

Важным способом защиты права собственников (законных держателей) ценной бумаги служит восстановление прав на утраченный документ. Порядок восстановления таких прав – вызывное производство – регламентирует глава 39 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан. Он рассмотрен выше, в разделе 4. Но для восстановления прав на бездокументарную оборотную запись этот порядок не применим. Дело в том, что ГПК по его точному тексту применяет вызывное производство только для ордерных и предъявительских, но не для именных ценных бумаг. Но такого деления не может быть в классификации бездокументарных оборотных записей, о чем говорилось выше, в разделе 2. Бездокументарные оборотные записи вообще не могут быть предъявительскими. А бездокументарный процесс, удостоверяющий принадлежность тех или иных записей определенным лицам либо переданного права на запись другим лицам, не проводит каких-либо различий для именных и ордерных способов фиксации. И это вызывает определенные текстуальные затруднения. Так, законодательство об организованном рынке ценных бумаг допускает выпуск акций и облигаций только в виде именных ценных бумаг (см., например, пункт 5 Положения о порядке регистрации выпуска и погашения облигаций, утвержденного постановлением Национальной комиссии Республики Казахстан по ценным бумагам от 12.12.1996 г. № 156) и при этом только в дематериализованной (т. е. бездокументарной) форме (см. пункт 6 Правил выпуска, обращения и погашения специальных валютных государственных облигаций со сроком обращения пять лет, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 05.04.1999 г. № 363).

Читать еще:  Предъявительские ценные бумаги примеры

Глава 29 ГПК не допускает вызывного производства для восстановления прав на утраченные именные ценные бумаги, полагая, очевидно, что здесь должен применяться общий порядок признания права и выдачи дубликата утраченного документа. Это вполне возможно при применении ценной бумаги, содержание которой закреплено традиционным бумажным носителем, но при дематериализации носителя держатели прав и акты передачи прав и на именную, и на ордерную ценную бумагу (в привычной терминологии) фиксируются одинаково, и выдача дубликата, равносильного по своей юридической силе утраченной именной ценной бумаге, невозможна.

Выход один: при утрате именной ценной бумаги, эмитированной в бездокументарной (дематериализованной) форме, она может быть восстановлена так же, как и утраченная бездокументарная ордерная бумага. О порядке такого восстановления говорилось в разделе 2.

Таковы общие правила, определяющие правовой режим ценных бумаг и направления желательного уточнения такого режима, целесообразные для повышения эффективности применения ценных бумаг.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Публикации

Способы защиты прав владельцев именных бездокументарных ценных бумаг (судебная практика)

Петров_National Business_ Защита прав владельцев ценных бумаг

С развитием гражданского оборота широкое распространение получило участие граждан и юридических лиц в акционерных обществах. Приобретение акций хозяйственных обществ стало экономической реальностью. В результате чего законодателю необходимо быстро реагировать на потребность новых участников хозяйственных обществ эффективно защищать свои права в случае их нарушения.

Стоит отметить, что прямым объектом нарушения могут являться права лиц на сами ценные бумаги. Учитывая бездокументарную природу акций, специфику их выпуска и отчуждения, на практике вопрос защиты нарушенных прав владельцев оказывается достаточно непростым для решения.

До вступления в силу новой редакции Гражданского кодекса РФ вопрос о том, каким образом могут быть защищены права лиц, из чьего владения выбыли помимо их воли ценные бумаги, решался судами неоднозначно. Фактически вопрос сводился к возможности применения виндикации [1] к таким объектам гражданских прав как акции. Из теоретической плоскости вопрос перешел в плоскость практическую с появлением первых споров относительно судьбы выбывших из владения акций.

Возможности виндикации ценных бумаг были предложены Президиумом Высшего арбитражного суда РФ, который в своем постановлении впервые озвучил идею о создании и применении концепции восстановления корпоративного контроля. Суд пришел к выводу о том, что фактически заявленное требование истца содержит просьбу о восстановлении его нарушенного права на корпоративный контроль над хозяйственным обществом посредством присуждения соответствующей доли участия в уставном капитале данного общества. Эта концепция получила широкое распространение в правоприменительной практике и остается актуальной в настоящее время.

Основной вопрос, который остается неразрешенным при применении такой концепции, это защита прав тех владельцев ценных бумаг, чей пакет акций соразмерно уменьшается для восстановления пакета акций первоначального владельца. Такие акционеры даже в случае денежной компенсации тех акций, которые у них «изымаются» в пользу акционера, чьи права восстанавливаются, утрачивают объем корпоративного контроля, который не может быть компенсирован денежными средствами. Так, корпоративные права (право на управление обществом, участие в собрании акционеров и пр.) утрачиваются ими в определенном объеме и не восстанавливаются.

Читать еще:  Коммерческие банки как эмитенты ценных бумаг

Относительно возможности виндикации акций сформирована следующая судебная практика.

Предъявление виндикационного иска судами признается правомерным способом защиты прав, но его удовлетворение ставится в зависимость от ряда условий. Во-первых, истцу (бывшему акционеру) надлежит доказать, что акции выбыли из его владения помимо его воли. Президиум Высшего арбитражного суда РФ разъяснил, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств (в частности хищения, утери, действия сил природы). Доказательствами такого выбытия в конкретном споре могут являться различные документы и судебные акты: приговор суда по уголовному делу, установивший факт хищения ценных бумаг; признание сделки, по которой произошло отчуждение ценных бумаг, недействительной и пр. Доказывать такие обстоятельства надлежит именно истцу.

Вторым необходимым элементом для удовлетворения виндикационного иска является возможность достоверно установить, что истребуемое имущество находится у ответчика. При этом, если между выбытием акций из владения истца и приобретением их конечным собственником произошло несколько сделок (акции смешивались с акциями иных лиц), то достоверно установить, что спорные акции находятся именно у ответчика крайне сложно

Зачастую истцу также надлежит доказать недобросовестность действий ответчика при приобретении спорных акций. Такая недобросовестность может выражаться в приобретении ценных бумаг в то время, когда в их отношении уже существовал спор; в заниженной стоимости акций при их приобретении или отсутствии доказательств возмездного характера сделки. В том случае, если ответчиками выступают иностранные лица (особенно если речь идет об оффшорных компаниях), суд может признать сделку между ними как совершенную с целью нанесения вреда правам акционера, из чьего владения выбыли спорные акции. В частности, если судом будет установлено, что сделки по отчуждению спорных ценных бумаг производились не в ходе обычной хозяйственной деятельности, и у данных иностранных лиц бенефициарный владелец одно и то же лицо.

В новой редакции Гражданского кодекса РФ законодателем были учтены споры относительно судьбы бездокументарных ценных бумаг. Согласно положениям новой статьи 149.3 правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг. Конвертация акций, при которой прекращается существование одних акций и возникают иные акции, не влечет за собой невозможность их истребования. В этом случае правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы ценные бумаги, списанные с его счета, в объеме равном утраченному.

Помимо непосредственного возвращения имущества в свое владение истцы нередко заявляют требования о взыскании понесенных убытков. Такие требования могут быть предъявлены истцом к регистратору (при условии предоставления необходимых доказательств нарушения регистратором правил ведения реестра), а также к иным лицам, несущим ответственность за выбытие ценных бумаг.

Гражданский кодекс РФ устанавливает право лица, из чьего владения выбыли акции, потребовать от ответственных лиц либо приобретения таких же ценных бумаг за их счет, либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов (при наличии возможности приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах).

С учетом изложенного наиболее перспективным способом защиты нарушенных прав для акционера общества, акции которого были отчуждены без его согласия, является виндикационный иск к конечным приобретателям акций. Однако истцу предстоит доказать ряд важных моментов, в частности, что акции действительно выбыли из владения помимо его воли и находятся именно у ответчиков. Вдобавок истец должен будет указать, у кого из ответчиков и в каком объеме такие акции присутствуют, и при необходимости представить доказательства недобросовестности действий ответчиков при их приобретении.

[1] И стребование истцом-собственником своего имущества через суд от лиц, владеющих этим имуществом без законных на то оснований.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector